Гавана – последняя любовь Хемингуэя


Гавана – город покаянный…

Как охватить, те невероятные события, которые за один, только лишь, день пережили мы в этом городе? Да и рассказ получится длинным. Пусть длинным! Все – равно, молчать об этом невозможно –  воспоминания рвутся в мир…

Основной нашей целью, в поездке на Кубу, были погружения в Jardines de la Reina – Садах Королевы и кавернах Плайя-Хирон – историческое место – слава Кубы. Наша небольшая группа дайверов, во главе с дайвинг клубом RUS-EXTRIM и Сергеем Байковым, высадилась в Кубинском аэропорту и направилась в Гавану.

Привет, Гавана!

Аэропорт Гавана
Автобус из аэропорта

Автобус вез нас в центр Гаваны. ГаванаТолько вчера ушел шторм, и атмосфера, окружающая нас, была еще зыбкой и неустойчивой после стихии. Я с интересом смотрела по сторонам. Такого сюрреалистического города я не видела, раньше, никогда. Узкие – с вытянутыми вверх, домами – улицы были витиеваты и заканчивались желтыми, от вечернего солнца, просветами. Сами дома имели роскошный вид: многочисленные балкончики и пилястры указывали на испанский стиль. Капитолий ГаванаМы проехали площадь с Капитолием, построенным для нужд правительства и похожим на собор св. Петра в Риме и на Вашингтонский Капитолий, одновременно. Набережная Малекон, по которой мы ехали, текла широкой мощеной рекой, неспешными поворотами и изгибами, повторяя линию морского залива. Я отметила очень высокие, часто посаженные фонари, которые украшали набережную. Они заканчивались изящными, закрученными вниз усами, с удлиненными плафонами, на концах. Это были знаменитые фонари, которые так любят снимать кинооператоры. Я, неоднократно, видела их в фильмах, которые снимались в Гаване .

Фонари Гаваны
Фонари Гаваны

Сейчас, глядя на графический рисунок стройных фонарей, на фоне необыкновенно плотных, бурных облаков, подсвеченных оранжевыми отсветами – я поняла любовь операторов к фантастической картине, разворачивающейся перед ними. Гавана несомненно впечатляла. Однако, город осыпался – рушился на глазах. Это придавало ему, еще более, нереальный вид: как на кинопленке, которая внезапно обрывалась и начинала плавиться сверху: желтым наплывом, накрывая черно-белое изображение города. Приехали?… Автобус притормозил на углу. Синий, с белыми колоннами, отель – нам надо было туда.

В холл отеля вели тяжелые, высокие двери. Внутренний интерьер, его, оформлен в стиле роскошного патио. Арочные перекрытия украшены были диким камнем; потолки не имели границ… Однако, здесь случилась авария с водопроводом и нам предстояло жить в другом отеле. Он находился чуть дальше, через площадь и был построен как дом – корабль. Такие же дома стоят в Париже и Санкт- Петербурге.

Здесь жил, любил, творил Хемингуэй!

Как оказалось, это был знаменитый отель «Оба мира» (Ambos Mundos), расположенный в самом центре Старой Гаваны. Он был известен тем, что начиная с 1928 г. и на протяжении многих лет, там останавливался, очарованный Кубой, Эрнест Хемингуэй.

Солнце заходило, вечер был пасмурным и обещал грозу. Легкий ветер, предвестник дождя, увеличивал напор, грозя перерасти в шторм. Когда я вошла в вестибюль отеля, меня охватило чувство смещения во времени и пространстве – назад, в неведомое мне, но до боли знакомое, прошлое. Дежавю!?… Мое настроение, ощущения, вдруг стали иными. Как будто, во сне или старом голливудском фильме. Окна были распахнуты настежь, и ветер вольно гулял по просторному холлу. У окна, наискось, расположился старый огромный рояль, за крышкой которого, не видно было музыканта, лишь звуки музыки вставали призрачной стеной. Ветер, натыкаясь на нее, рушил хрупкую призрачность; развеивал звуки; нес их через двери и окна холла на волю – в узкие улочки Гаваны.

Туда же рвались и легкие белые занавеси с высоких окон. Они вылетали наружу, а потом засомневавшись, вдруг резко втягивались внутрь, принося с собой запах дождя. Живыми, в этом нереальном пространстве, казались только: ветер, музыка и занавеси. Люди же замерли, застыли, не в силах противостоять шальному разгулу стихии, не решаясь принять в нем участие. Я выпустила из рук сумку и так же замерла, без движения. Сергей оглянулся, окликнул меня. Пора было регистрироваться.

Я очнулась, подняла сумку с пола, но совсем стряхнуть наваждение так и не смогла. Тяжелая решетчатая дверь лифта с грохотом закрылась за нами, и мы поднялись на свой этаж. Номера в отеле оказались старинными, просторными, с высоченными потолками и окнами, за которыми открывалась великолепная перспектива пламенеющего города. У двери, одного из номеров, висела табличка с портретом Хемингуэя. (См. слайдшоу)

Он останавливался в этом номере постоянно, не меняя своего пристрастия, пока не купил виллу «Финка Вихия» (“Обзорный пункт”) в Сан-Франсиско-де-Паула, рядом с Гаваной. Теперь, в номере 511 – музей. Служащие отеля ухаживают за апартаментами – следят, что бы в них, всегда был порядок. Странное отношение у кубинцев к Хемингуэю, – подумалось мне. Как- будто, он был их национальным достоянием; ценностью, которой можно гордиться и хвастаться перед приезжими. Кажется, американцы, так не ценили своего великого соотечественника, как благодарные, ему, за любовь к ним, кубинцы. Дух писателя витал над Гаваной и имел над городом неистребимое влияние. 

Э.Хемингуэй на своей вилле “Финка Вихия”
Э.Хемингуэй на своей вилле “Финка Вихия”

Добра улыбка – лучики морщин избороздили умное лицо.
Я в городе, где ты прожил начало, ставшее концом.

Ты пишешь: моря бесконечность… Дорога, пыльной полосой…
Ты ищешь! Мысль уходит в вечность, как странник, жертвуя собой.

Гавана – облака, над морем, рисуют сложный силуэт.
Чего ты хочешь: правды, горя; иль смерти – истинный портрет?

Жара! Весенние парады – едва умолкнувший, там-там…
Когда расстрельные команды прошли по светлым берегам.

И ты, скрипя зубами, молча – безумства, подавляя крик;
За ними, в мрачные побоища, неся спасение, проник!

Не соответствовало небо, в прозрачной свежести своей,
Кровавым грудам убиенных: мужчин и женщин, и детей!

С душой увядшей; поседевший, с черненным каменным лицом,
Вернулся ты, в тот город грешный – где рай окажется концом!

Конечно – жизнь восторжествует! Как много творческих побед,
Переживешь ты. Аллилуйя! Но смерть, ты не забудешь – нет!

Гавана – город покаянный… Он пронесет сквозь толщу дней,
Привет земли обетованной: здесь жил, любил, творил Хемингуэй!

(Хемингуэй. По следам романа “Острова в океане” (13.09.2013г.))

“Хемингуэю понравилась Гавана, понравилась Куба, понравились кубинцы. В 1939 году он решил поселиться на острове, где по личному признанию писателя, ему всегда хорошо работается. И это так. Он завершил и написал на кубинской земле свои лучшие произведения – романы «По ком звонит колокол», «Там, за рекой деревьев», «Иметь и не иметь», Праздник, который всегда с тобой», «Острова в океане», «Райский сад» и «Правда на рассвете» (последние три романа были опубликованы уже после его смерти). Здесь, под впечатлением выходов в море и охоты на больших рыбин в Гольфстриме, на основе бесед с рыбаками в поселке Кохимар, в бухте которого швартовалась его яхта «Пилар», Хемингуэй написал и «самую кубинскую» свою книгу – повесть-притчу «Старик и море» (1952). За нее в 1953 году он получил престижную Пулитцеровскую, а годом позже, в 1954, Нобелевскую премии.” Журнал “Международная жизнь”

Марлины - рыбалка
Марлины

Эрнест Хемингуэй был привязан к своему дому рядом с Гаваной и мечтал прожить здесь до конца дней, но судьба распорядилась иначе…. А мы, не раз еще, столкнемся на улочках и в барах Гаваны с отзвуком имени – ХЕМИНГУЭЙ, похожим на шелест морского прибоя!

Первый вечер в Гаване

Первый вечер в городе – нам предстоял ужин, в одном из ресторанчиков, на площади кафедрального собора, недалеко от отеля. Мы с Аней спустились вниз. После душа, обе выглядели отдохнувшими и посвежевшими. Сергей ждал нас в холле.
– Нам, подарок от отеля- легкий аперитив, присоединяйтесь, – сказал он. Аперитив был мне знаком. Я, не раз, пила такой в Италии. Только кубинцы добавляли туда, вместо Апероля – ром, что делало напиток крепче. Мы, с удовольствием, потягивали через трубочку холодный, тягучий «Spritz», в ожидании других ребят. Все отдыхали и приводили себя в порядок, после долгого перелета. Двери вестибюля были, все еще, открыты. Вечерний ветерок нес приятную прохладу. Скоро подтянулись остальные и присоединились к нам. См. Слайдшоу

На всем пути, до ресторана, нас сопровождала живая музыка, доносившаяся из открытых дверей и окон, баров и отелей. Видны были музыканты, которые играли на гитарах и других разнообразных, народных инструментах. Женщины, в цветастых платьях, сопровождали свое пение выкриками и постукиванием кастаньет.

Кубинцы, вперемежку с туристами, пили ром и курили сигары. В маленьких барах было уютно и хотелось немедленно зайти туда, раствориться в беззаботном, вечернем разгуле. Я чуть отстала, шла не спеша, заглядываясь на чужое веселье, заражаясь им. Оно возбуждало меня и притягивало. Сергей шагал впереди всех. Он хорошо знал Гавану и ориентировался в хитросплетении узких улочек, так как был здесь не в первый раз. Высокая фигура и широкие плечи вырисовывались на фоне заката, поэтому его невозможно было потерять в толпе низкорослых кубинцев. Мы дружно тянулись за ним, лавируя среди плотной толпы. Тугие улицы захватывали нашу группу, проталкивали вперед, сквозь многочисленную, загулявшую публику. Ветер нес с моря дождь, который покрывал мостовую черным блестящим лаком.

На улочках Гаваны
На улочках Гаваны

Ресторанчик на площади был красиво расположен, напротив старинного собора Св. Христофора, и имел террасу на улице. Несмотря на дождь, мы приняли решение сесть там, а не внутри ресторана. Вкусная еда, улыбки, разговоры, легкая усталость после перелета… На площади, у ресторана, пожилой кубинец торговал фуражками, украшенными революционной атрибутикой: портретами Че и красными звездами. Андрей, поторговавшись, купил сразу две.

Ресторан на площади у собора Св. Христофора
Ресторан на площади у собора Св. Христофора

На обратном пути, я отстала от группы. Мне не хотелось, пока, возвращаться в отель. Дождь усилился, но было тепло и я приняла решение прогуляться. За мной увязались Света с Андреем. Мы шли, болтая о пустяках. Промокли и заглянули в один из баров, который приметили, еще по пути в ресторан.

Музыканты в Гаванском баре
Музыканты в баре

Маленький зал был битком набит народом. Группа кубинских музыкантов, нарядно разодетая, пела песни, притоптывая и приплясывая. Мы взяли себе рома. Я напитывалась необычной атмосферой старинного кабачка; тем, как живо вели себя эти простые, но горделивые люди. Дождь разогнал всех туристов, и в баре оставались только кубинцы. Они подпевали группе музыкантов; вели себя непринуждённо, наполняя пространство вокруг себя безмятежностью. К нам за столик подсел,  уже знакомый, кубинец – продавец фуражек. Он немного говорил по-русски и рассказал нам, где здесь танцуют сальсу. Сальсу танцевали с 12-ти ночи до 6-ти утра в баре, неподалеку. Мне сразу захотелось туда, тем более, что до 12-ти оставалось немного времени. Я уговорила ребят пойти со мной: – Хотя бы ненадолго; хотя бы глазочком…

Еще немного вперед, по вертлявой улочке, и мы пришли в бар, где уже собирался народ. Звучала музыка, люди приплясывали от нетерпения. Все это напомнило мне студенческую, не обремененную заботами, жизнь. Моя закадычная подружка Инка встречалась тогда с кубинцем, и мы вместе бегали к нему в общежитие на вечеринки, которые устраивались часто и непременно – с Сальсой. Я неплохо танцевала, но не могла угнаться, за удивительно легкой и мелкой поступью, и отточенными движениями, танцующего, со мной, партнера. Я то и дело ошибалась, что вызывало улыбку у парня, но он продолжал терпеливо объяснять мне, как надо правильно двигать бедрами, что бы получилась настоящая Сальса.

Сальса в баре Гаваны
Сальса в баре

Сейчас, вспоминая все это, я начала потихоньку пританцовывать, поглядывая по сторонам и повторяя движения, ритмично двигающихся людей. Ко мне подлетел моложавый, симпатичный кубинец и поблескивая белозубой улыбкой, принялся вертеть меня в танце. Я поддалась, сама не ожидая от себя такой легкости и пластики в движениях. Сальса разгоралась. Притоптывая и вскрикивая от восторга, мерцая в свете ламп, танцующие становились похожи на языки пламени, то и дело вспыхивающие цветастыми юбками, яркими рубашками и сверкающими улыбками. Как жаль, что остальные ребята, из нашей группы, ушли спать. Здесь была жизнь!

Мы побыли, еще немного, в этом уютном заведении, но усталость после долгого перелета давала знать о себе. И как бы нам не хотелось, задержаться здесь, все же пришлось идти в отель, отдыхать. На следующий день предстояло более глубокое знакомство с городом, но эти первые день и ночь в Гаване, мне не забыть уже никогда.

Гаванский день…Гаванская ночь…

День раскручивался по спирали: отмечался маленькими, казалось бы ничего не значащими событиями, но все они занимали свое место в развороте дня. Утром, мы завтракали на крыше отеля. Завтрак был так себе, но атмосфера продолжала оказывать на меня свое чарующее действие. Ветер не унимался и по-хозяйски гулял, среди столиков. Облака были рваными, какого-то угрожающего огненного цвета. Вдоль крыши отеля тянулся широкий балкон.

Вдруг налетевший, шквалистый порыв ветра сорвал крепеж тяжелых жалюзи. Резко развернувшись, жалюзи нанесли удар Наташе, которая сидела рядом с балконом. Она охнула, от неожиданности. К ней подлетел испуганный официант, предлагая помощь. Но ничего – обошлось, хотя удар был сильный и расстроенная Наташа ушла в свой номер. Надо было приложить к ушибу лед.

Сергей пришел на завтрак, чуть позже нас, с Аней. Он улыбнулся и спросил разрешения сесть за наш столик. Мы, втроем, непринужденно болтали о предстоящем дне. Затем вышли на балкон фотографироваться, уж больно хороши были виды Гаваны. Оттуда, открывался вид на реку, широким проливом выходящую в море и старинные крепостные стены. Море беспокойно вскидывало вверх плотные массы воды, которые с легкостью взлетали на высокий парапет; перекидывались через него и разбивались, уже на плитках набережной, разлетаясь крупными брызгами. Видна была большая крепость, занимавшая обширный участок холма, поднимавшегося за рекой. Сергей указал на крепость: – Мы туда тоже, сегодня, пойдем. Там интересно – вот увидите, но сначала прокатимся по Гаване.

Вид на Гавану из крепости
Вид на Гавану из крепости

Автобус возил нас по городу. Экскурсовод рассказывал о Гаване, революции, Фиделе Кастро и Че Гевара. По улицам, с шиком, носились яркие автомобили: старые американские; советские; ретро – европейские. Вид у них был совершенно кинематографический – особая гордость кубинцев!

Ретро - автомобиль Гаваны
Ретро – автомобиль

Мы побывали в богатом районе Гаваны, где жили состоятельные люди. Посетили небольшой парк с уникальными деревьями, у которых корни, казалось росли прямо из кроны. Сергей попробовал забраться на одно из них. Конечно, мы все, там, с удовольствием, фотографировались. Мы проехали и  площадь Революции, где во всю высоту зданий разместились знаменитые портреты Фиделя Кастро и Че Гевара, и которая прославилась многочасовыми выступлениями Кастро перед кубинским народом.

Как только, мы высадились на площади с Капитолием, нас, вмиг, окружили веселые кубинцы, наперебой предлагая нехитрые услуги: кепки; фото с кубинскими красотками, раскрашенными и разодетыми так, что рябило в глазах. Мальчики с удовольствием фотографировались с ними. Кубинки целовали их, оставляя на довольных щеках ярко-красные поцелуи. Володя деловито обратился к старшему: – Мы подъедем вечерком. Ты скажи, что бы девочки не раздевались!

Володя и кубинки у Капитолия
Володя и кубинки у Капитолия

К нам подлетел карикатурист. Не спрашивая, сделал зарисовки и пихая нам рисунки, просил оплаты. Расставаться здесь с деньгами было весело. Шальное настроение охватило нас. Все наши ребята, дружно, фотографировалась на американском ретро-автомобиле, затем в кепках от Че. Смеясь и посылая воздушные поцелуи, мы, наконец, покинули площадь и вернулись к автобусу.

Компания в ретромобиле
Компания в ретромобиле

Автобус увез нашу компанию в крепость, которая занимала огромную территорию над Гаваной. Во дворе крепости – музей под открытым небом: с пушками, ядрами, всевозможными орудиями, в том числе и современными Он был окружен высокой, вздымавшейся над морем, крепостной стеной.

См. Слайдшоу

На территории крепости находится маленький бар с аперитивами, куда все дружно зашли освежиться. Рядом – магазинчик с сигарами и ромом. Весь обшитый деревом, уставленный бутылками разнообразной формы, но с одинаковым крепленым наполнением. Он был уютным и душистым от аромата сигар, которые можно было скрутить самим, присев за маленький столик со специальным нехитрым оборудованием.

Девчонки все фотографировались с сигарами, изображая из себя крутых, привычно – дымящих крепким куревом, дамочек. Кстати, на Кубе, особенно ценятся сигары скрученные на бедре девственницы (большая редкость, я думаю!)Расшалившись, я схватила фотоаппарат и устроила всем веселую фотосессию. Мы едва угомонились, что бы продолжить экскурсию. Вдоволь нагулялись по обширной территории, насмотрелись на роскошные виды Гаваны, которые открывались с высокой крепостной стены, полазали по различным опасным переходам и подергали, за все, что можно и нельзя, разномастные орудия. Оттуда, с крепости, открывался потрясающий вид на город и море, все распластанное длинными отливными волнами.

Вид на Гавану с крепости
Вид на Гавану с крепости

По дороге из крепости, обратно, в Гавану экскурсовод нам предложил освежиться соком из бамбука. Мы был удивлены: как это из бамбука можно выжать сок? Нас подвезли к “Бамбуковому бару” – открытой хижинке со специальным оборудованием внутри. Рядом лежали связки бамбука и стоял пенек с тесаком, для рубки стеблей. Сок выжимался при помощи большого колеса и своеобразной соковыжималки. Стебель вставляли в отверстие и, под прессом, прогоняли через выжималку. Сок при этом стекал по корытцу, установленному под конструкцией, прямо в графин. Не могу сказать, что сок очень вкусный, но, говорят – полезный!

В Гаване, на книжном развале, я купила томик Лорки, бог знает, какого года издания, но на русском языке. Когда читаешь поэта на Родине, которую он так любил, стихи приобретают особое звучание. Их смысл раскрывается постепенно: пронизанный духом природы, любви, светом звезд, которые когда-то вдохновляли поэта и рождали в нем слова – волшебные и легкие.
Вернувшись в отель, мы отдохнули и освежились после прогулки. Для вечера, я выбрала яркую, желтую, открытую блузку и белоснежную кружевную юбку; Аня – белое с синим рисунком, платье. Теперь мы обе выглядели, в духе Гаванских вечерних улочек, зазывных и веселых. Все собрались в холле, предвкушая дальнейшие приключения. 

См. Слайдшоу 

Мы немного прогулялись по городу и нашли ресторан для обеда: уютный, с внутренним двориком и завесой вьющегося винограда, над столиками, вместо потолка. Все расселись за кованными столами, заказали напитки и еду. В ожидании еды, переговаривались и шутили. Настроение было легким, разговоры тоже. В ресторанчике, как всегда играла группа кубинских музыкантов. Мы прихлопывали по столу и притоптывали ногами, в такт их заводным песенкам. Потом вкусно поели и в отличном настроении, двинулись дальше.

А по плану у нас было посещение бара El Floridita, не менее легендарного, чем наш отель, и все по той же причине: там писал свои романы, пил вино и проводил время Эрнест Хемингуэй. Внутри бара, при входе – справа от стойки, разместилась отлитая из бронзы фигура смеющегося писателя. Он жил тут, был доволен и вид имел пообтертый и уютный. Я восторженно бросилась к нему и запросилась фотографироваться. Сергей с удовольствием сделал несколько снимков всех нас, по очереди, с писателем, чье лицо было как будто живым и расходилось от усмешки веселыми морщинками. Кстати, здесь есть обычай: наливать Хемингуэю его любимый дайкири и ставить перед ним на стойку.

Хемингуэй, бар El Floridita
Лена и Хемингуэй, бар El Floridita

Бар был потрясающим! Он, как и многие  Гаванские здания, сохранил свое изначальное лицо, пренебрегая переменами и нестабильностью времен. Ярко-красная барная стойка вмещала на своей лакированной деревянной столешнице: великое множество разноцветных бутылок, сверкающих фужеров и старинную кассу. Позади нее – панно, расписанное вручную; оформленное, с обеих сторон, черными лаковыми колоннами. Блестящей, была подача барменов, чуть снисходительно, поглядывающих на удивленную и веселую публику, которая моментально заряжалась настроением бара; становилась раскованной и бурно – жестикулирующей. Люстры, в форме звезд на потолке, изливали мягкое сияние.

См. слайдшоу

И конечно – живая музыка, непременный атрибут всех Гаванских заведений – только группа музыкантов была современной. В ее составе участвовали симпатичные молодые девушки. Одна из них играла на скрипке. Но несмотря на современность, кубинская музыка зажигала кровь. В баре был и второй зал, с расписанными стенами и столиками, накрытыми скатертями. Видимо, здесь размещалась ресторанная часть. Но сновная масса посетителей, конечно, расположилась в баре. Мы уселись там же, сдвинув два столика вместе. Вскоре, красную поверхность столешниц украсили бокалы с янтарным ромом, всевозможные закуски. Ну как же – без сигар не обошлось.

в баре El Floridita
Наши в баре El Floridita

Настроение – самое разудалое. Сидели, тесно прижавшись друг к другу, так как места было мало, без конца смеялись: не иначе ром оказывал свое действие. Курили сигары, обмакивая кончики в ром, пускали их по кругу. Всех накрывало и захватывало, какое-то, гипнотическое состояние; ощущение нереальности происходящего – классное, надо сказать, состояние!

После бара, мы решили прогуляться по центральному бульвару, который оканчивался у набережной – бульвару Прадо. В свете желтых фонарей, оживали огромные статуи львов, стоящие на постаментах вдоль центральной аллеи. Хищно скаля клыки и подрагивая кончиками мощных хвостов, они поворачивали гривастые головы вослед беспечно смеющимся прохожим.

На бульваре Прадо, Гавана
На бульваре Прадо, Гавана

Мы шагали прямо в пламенеющий закат. Перейдя просторную площадь, которой оканчивался бульвар, вышли к набережной. Через парапет, ударяясь о него со страшной силой; взлетая высокой стеной, хлестали волны. Мы с Сергеем, как зачарованные, двинулись навстречу бушующей стихии.

Шторм в Гаване
Шторм в Гаване

Остальные ребята, опасливо глядя на безумие волн, остались на площади. Только Наташа с Аней решились подойти ближе. Я, ничего не замечая вокруг, кроме мечущейся воды, бросив сумку на парапет, пошла прямо в водоворот.
– Вот ненормальная! – Закричала мне Наташа. Она подбежала и схватила сумку, как раз перед новым ударом волны: – Смоет же. Наташка отодвинулась на прежнее безопасное место и покачивая головой, следила за двумя фигурами, на которые обрушивал свой мощный поток, водяной столб. Вдруг, я остановилась в ужасе: мне показалось, что Сергея смыло водой с набережной – вниз, в море. Я обернулась в растерянности:
– Девочки, Сергея унесло, кажется. Где он?
– Вон он идет, а вот сумку, твою, похоже действительно унесло, – поддразнила меня разозлившаяся, не на шутку, Наташа.
– Какой кошмар! Надо срочно идти, искать ее – там же у меня все: и документы и деньги.
– Вот дурочка! И куда, ты пойдешь?- Наташа рассмеялась, – Да вот она, твоя сумка! Только ты – совсем ошалела. Увидев сумку, я сразу успокоилась и двинулась опять за Сергеем. Только вот он исчез, я не могла разглядеть его сквозь волны и разлетающиеся брызги. В сердце опять закрался страх. Он конечно сильный, но все же… Наконец, я его разглядела.

Шторм в Гаване
Шторм в Гаване

Сергей взобрался на высокий постамент, предназначенный для пушки, который выдавался вперед – в море, острым углом. Он стоял, возвышаясь над, не умевшими добраться до него, водяными взметами. Закат почти догорел: редкие и резкие оранжевые полосы, резали небо поперек.
Сергей казался великаном, на фоне неба. Светлые волосы намокли от воды, футболка облепила плечи. – Залезай, – позвал он, протягивая мне руку: – Не боишься? Конечно, я боялась, но не осознавала это. И только там, наверху, обернувшись лицом к морю, поняла опасность нашей затеи. Я завороженно смотрела, как широкие массы воды откатываются в море, а затем, влекомые внутренней безмерной силой, собираются в крупные валы; катятся вперед и набрасываются на набережную, пытаясь разбить неприступные стены, охраняющие город. Мощно взлетая вдоль угла, они бились об него и рассыпались, уже беспомощными, но злыми брызгами, лишь едва задевая нас, своим дыханием. Было весело и страшно стоять там, страшно смотреть вниз: на жадные водяные языки, которые пытались слизнуть нас с постамента. Их раздражал наш бесстрашный вызов, брошенный им сверху.

Гавана вечер
Гавана вечер

Мы, по очереди, спрыгнули вниз на набережную. Я неловко приземлилась, подвернула ногу и порвала ремешки босоножек. Рассмеявшись, я стряхнула босоножки с ног и бросила их в мусорную корзину. Босая, пошла вдоль набережной. И тут меня догнала волна. Отомстила! Я даже не успела осознать опасность – как меня накрыла, перевернула несколько раз в воздухе и бросила на набережную седая водяная ведьма. Я поднялась на ноги, вся мокрая. Юбка облепила тело, не давая ступить шагу. Боли от падения, я не чувствовала. – Иди сюда, скорее, – крикнул Сергей, опасаясь следующего удара: – Хватит на сегодня! Мы подошли к ребятам, стоявшим неподалеку. Наташа отдала мне сумку и покачала головой: – Ну что, искупалась, все-таки! Все двинулись по направлению к отелю. Хмельное состояние уже покинуло нас; ребята захотели есть. А я, так и шла босиком, по мокрым от дождя улицам Гаваны, притихшая после перенесенных впечатлений. Наконец, недалеко от отеля мы нашли уютный ресторанчик и сели на открытом воздухе перекусить. И опять разговоры, шутки, обмен впечатлениями…

См. Слайдшоу

На следующий день, вернее в ночь, поднявшись в четыре утра, мы уехали из Гаваны навстречу новым приключениям. Было замечательное сафари с акулами в Jardines de la Reina; походы сквозь джунгли к озерам в Плайя Хироне, которые в свою очередь открывали перед нами ходы в прекрасные, тайные пещеры…

Но ничто не смогло затмить впечатления, от бурлящего жизнью, чудесного города!

До свидания, Гавана! Без сомнения, ты – один из лучших городов, планеты Земля!

Статья написана, как отзыв о поездке для сайта дайвинг клуба RUS-EXTRIM. В статье представлены фотографии: С. Байкова; Натальи Павловой, Анны Перовой. Подводная съемка С. Байкова.

Вам понравилось то, о чем я пишу? Тогда, прошу поддержать статью в социальных сетях, нажав кнопки в начале текста. С признательностью и благодарностью, Лена Тайгер!

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *