Что такое декомпрессионная барокамера


Что такое барокамера? 

Такой вопрос часто возникает у новичков в дайвинге. Декомпрессия и барокамера эти слова мы слышим часто, когда проходим курс: Open Water Diver(OWD). Инструкторы особенно выделяют декомпрессионную болезнь в разделе: какие болезни и опасности ожидают человека при занятиях дайвингом.

Декомпрессионная (кессонная) болезнь может возникнуть при быстром всплытии с большой глубины, без соблюдения остановки безопасности. Пузырьки азота, которые поступают в нашу кровь (насыщают ее) при погружении, когда давление увеличивается –  растворяются в ней. При быстром всплытии, давление понижается; газ(азот) выходит из раствора и формирует микропузырьки. При обычном спуске, они формируются лишь в венозном русле и попав в лёгкие, покидают тело. При небольшом нарушении режима всплытия (быстрое всплытие, например), они формируются и в артериях. Микропузырьки, непосредственно, сами по себе не опасны; размеры их не велики и они могут проскакивать через капилляры. К тому же, они очень не стабильны: то появляются, то схлопываются. Но если их много, начинается активное передвижение маленьких пузырьков азота в сосудах  и слияние их в более крупные пузыри.

Пузырьки газа

Они закупоривают кровеносные сосуды, вызывают голодание, отравление метаболитами и как следствие – гибель тканей. Появляются страшные боли в суставах и мышцах. Если, вовремя не принять меры, дайверу грозит увечье или даже гибель, так как пузырьки могут добраться  до сосудов сердца или мозга. Наступает газовая эмболия сосудов и артерий.
Микропузырьки в артериальном русле и тканях формируются, как правило, при спусках, требующих декомпрессионный остановок (на большие глубины). Человек, после такого погружения, может чувствовать лёгкое недомогание, усталость; ему хочется лечь и уснуть. Организму требуется покой. Через пару часов, микропузырьки растворяются и человек – снова бодр и здоров.
НО! Если он станет, сразу после спуска таскать баллоны, выполнять другие тяжёлые физические работы, его накроет декомпрессионная болезнь. Поэтому, в коммерческом дайвинге есть правила: работающий водолаз, после декомпрессионного спуска, не таскает баллоны и не выполняет никакой физической работы и два часа находится возле барокамеры.

Для нас, новичков, слово барокамера ничего не значит, кроме того что в ней можно спастись. Но как это происходит – мы не понимаем. Понимаем, только, что от нее лучше держаться подальше. Однако всем дайверам, особенно тем, кто ныряет недавно, я советую побывать там “добровольно” на так называемых, тренировках. Я расскажу и покажу вам, что такое барокамера, как она выглядит снаружи и изнутри и что испытывает человек, проходя тренировку в барокамере.

Барокамера

ПОЕЗДКА В БАРОКАМЕРУ (город Москва, 2011г.)
Предложение – посетить  барокамеру от Сергея Байкова – дайвинг клуб RUS-EXTRIM впервые прозвучало на сафари, в сентябре и показалось заманчивым. Сергей, не раскрывая деталей, но обозначив основное: что погружение будет на глубину 60 м и что будет весело, заинтриговал нас и мы с Аней Перовой, а потом и еще несколько человек, дали добро на посещение. 
Аргументов «За» – у нас было несколько:
–  Во-первых, более чем на 40 м в открытой воде, мы не погружались и безопасное погружение на 60 м надо обязательно попробовать.
– Во-вторых, что значит «Весело»?
– В-третьих, что такое, эта самая барокамера, о которой так много говорят, но четкого представления все – равно нет.
И вот, ровно через месяц, после сафари(ноябрь 2011г.) – мы здесь!
Все происходящее, похоже на голливудский триллер. Уже стемнело; ворота; таинственный двор какого-то, на вид производственного, здания. Высокая металлическая лестница приставлена к кирпичной стене.
Внутри – помещение, похожее на смесь: медицинского и сверх научного, учреждений; с кучей аппаратуры и странным цилиндрическим сооружением, похожим на батискаф, посередине комнаты.
Сначала мы расположились на кухне. Нас было – шесть человек. Если честно, то я испытывала как любопытство, так и напряжение, не понимая, что сейчас с нами будут делать. Пока же, мы мирно пили чай и знакомились, друг с другом. Затем сотрудник барокамеры выдал нам листы бумаги с алгебраическими примерами – на умножение и деление и попросил порешать их на время. Примеров было достаточно много, времени – 15 минут. Мы  решили все примеры и сдали листки сотруднику. Далее, каждого из нас, проводили в комнату к медицинскому сотруднику, где нам померили давление, посчитали пульс и осмотрели, в плане допуска к “погружению”.

Только, после медицинского осмотра, нас отправили в саму барокамеру. Ею оказалось то самое – длинное, цилиндрической формы, сооружение(батискаф), на которое мы обратили внимание, при входе в помещение. На его стенках и вокруг него было много панелей со всевозможными кнопками, с помощью которых сотрудник барокамеры управлял “погружением”. (Фото Юры Алексеева -мобильная барокамера Лимнологического института, Байкал)

Внутри барокамеры 

Для того что бы попасть в барокамеру нам пришлось( по – одному) пролезть в люк, довольно небольшой по размерам. Попав внутрь, мы оказались в замкнутом пространстве с откидными кроватями, в котором было душно и жарко. Мы расположились на кроватях, рядком. Затем к нам залез сотрудник барокамеры и объяснил, что надо будет делать. Погружение на 60м происходит достаточно быстро – в течение 10мин. Поэтому нужно постоянно продуваться. В фильме вы увидите, что мы буквально не отнимаем рук от своих носов и делаем продувку после каждого вздоха. Сотрудник предупредил, что если кому-то из нас станет плохо – “погружение” сразу же прекратится. Здесь хочу сказать, что это – не настоящее погружение, а лишь его имитация. Лечение в барокамереЛечение дайверов в барокамере осуществляется посредством  значительного увеличения давления, за счет которого происходит, не только схлопывание пузырьков, но и увеличение парциального давления кислорода. Что бы ускорить процесс декомпрессии, в барокамеру подают чистый кислород. Дайвера “погружают” на необходимую глубину, увеличивая давление и затем, очень медленно “поднимают”,  уменьшая давление . Медленное снижение давления позволяет выйти газу, без образования пузырьков. Происходит рассыщение – пузырьки азота уменьшаются и затем рассасываются в тканях. От них не остается и следа. Поэтому, и нам предстоит долгий подъем, с глубины.

Дальше – еще интереснее. Нам выдали снова листки с примерами, аналогичными, тем что были на “поверхности”. Времени дали – те же 15 минут.  Мы должны были решить все это на глубине 60 м, при подъеме. После “погружения” мы сами проверяли примеры, на правильность решения.

Когда мы “упали” на 60 м, почти всех нас накрыл азотный наркоз. Всем стало страшно весело(смеялись без причины). Примеры решали, как попало. Говорили мультяшными голосами (как будто надышались гелия ). Движения стали разболтанными и неоправданными: кто-то вскакивал, кто-то наоборот валился на кровать. Нам было холодно и мы натягивали на себя, что придется. Хорошо, что Сергей предупредил нас об этом заранее и я надела шерстяные носки и платье. Подъем с глубины 60 м у нас занял два часа. Постепенно мы начали вести и чувствовать себя нормально. Скажу, что мои ожидания оправдались.  А главное –  у меня теперь есть конкретное  представление, что происходит с человеком в состоянии декомпрессии и азотного наркоза; что можно натворить в этом самом состоянии; как, мой мозг реагирует на перепады давления и как я себя чувствую, после всего происходящего. Теперь, и вы можете себе представить – как на глубине, если вы ее превысили без соответствующей на то квалификации, вы можете себя повести: запросто перепутаете низ с верхом; выбросите регулятор из рта и так далее. технический дайверПросто необходимо проходить специальные курсы декомпрессионного погружения, если вы хотите ходить на глубину, что бы не попасть в ситуацию, описанную выше. В любом серьезном дайвинг клубе есть такие курсы, в том числе и у нас в “БайкалТек”.

Опыт с погружением на 80 м в барокамере состоялся через несколько месяцев, уже в 2012году и был еще более любопытным: поведение участников менее адекватным; состояние более веселым и шумным. Примеры я не захотела решать вовсе – кинула на стол ручку и бумагу.  Затем вслух стала читать книгу, которая показалась мне забавной. Но как оказалось –  этот отрывок только что прочел Сергей, чего я совершенно не заметила. Мы надували шары и смотрели, что с ними будет. Играли в карты – реакция нулевая. В общем развлекались, как могли. Подъем с глубины занял уже более 3-х часов. Перед погружением у меня было повышенное давление, частый пульс. После – все пришло в норму. Так что, подобные погружения еще и полезны для здоровья. А спишь, после барокамеры – крепко, крепко; без кошмаров и сновидений.
Теперь собираемся погружаться на 100м. Согласитесь, немногие из нас станут делать такое погружение в открытой воде; кому -то это вообще не нужно. Но каждый должен иметь четкое представление и не теоретическое, а практическое – на что способен наш организм при таких нагрузках, как выдерживает декомпрессию и азотный наркоз. Тогда наверное, мы станем более осторожными и менее беспечными.

Все вышесказанное, относится к стационарным барокамерам. Совсем недавно, 25го июня 2017г., я впервые побывала на экскурсии в мобильной, предназначенной для установки на корабли, барокамере Лимнологического института на Байкале. Экскурсию по кораблям и барокамере, принадлежащих институту, вел Старший научный сотрудник лаборатории ихтиологии, руководитель группы водолазных исследований и подводного мониторинга ЛИН СО РАН, Игорь Ханаев (съемки Геннадия Бакланова).

Мы подошли к какому-то вагончику, ярко – синего цвета. Сначала, я даже не поняла, что это такое. Оказалось – переносная барокамера. Барокамера – новейшая. Некоторые узлы разработаны с применением космических технологий. Это – гордость института, сказал Игорь. В помещении было очень тесно, поэтому съемка несколько сжата. Но представление, все -же удалось получить.

В саму барокамеру мы не попали – требуются допуски. Но ведь мы с вами уже знаем – как там внутри! Принцип действия мобильной барокамеры такой же, как и стационарной. Только ее можно перевозить в разные места по необходимости.

Дорогие дайверы,  призываю вас соблюдать глубину погружения в рамках своей квалификации, всплывать аккуратно с соблюдением остановки безопасности и никогда не попадать в барокамеру для лечения – только в целях тренировки!

Благодарю Валерия Черных за подробную консультацию в вопросах возникновения декомпрессионной болезни.

Вам понравилось то, о чем я пишу? Тогда, прошу разместить статью в социальных сетях, нажав кнопки в начале текста. С признательностью и благодарностью, Лена Тайгер!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *